четверг, 12 февраля 2009 г.

Купола. Кресты.…

Купола. Кресты. Оградки. Дни пустынны. Ночи кратки. Отраженья. Миражи. Лужи, полные не лжи. Всадник в бронзовом наряде. Христаради. Бляди в Праде. Купола. Кресты. Оградки. Мы с тобою ленинградки.

Перейти к оригинальной статье

"Веди!.."

Песня, которую нам прислала прекрасная Дженерлен из Минска ко дню рождения Рингла.
Огромное спасибо и уважуха:).

http://ifolder.ru/10486374

Нолдор, племя гордое,
Дом не стены нам -
где наши лорды
знамёна подняли -
Там будет наша высь.
Слово - твёрже твёрдого
Переплавлено
из гнева... Словно
лентой чёрною
Связана им жизнь.

Мой лорд, что же теперь поделать?
По краю ленты белой за тобой идти...
Мой лорд, нам остаётся смелость.
Будешь ли в этом первым? Веди!

Нолдор, речи ложные
Будут выжжены,
тёмные орды
станут ножнами
Наших стальных слов.
Эльдар, кто же первыми
Встанет рядом
с безумцами? Кто вы,
что будут верными
Выбору без оков?..

Мой лорд, как мне оставить Варду -
Огненный меч по гарду в ножнах моей груди...
Мой лорд, кто нам откроет правду -
Первый из квенди Арда? ...Веди!

Нолдор, это правда ли
Что под аркою
телери
наши братья падали
В воду - и шли на дно?
Нолдор, был ли заговор
Между квенди и Валар
в той гордой
белой гавани
Где совершилось зло?..

Мой лорд, это ли символ власти -
Словно голодной пастью режущий лоб венец?
Мой лорд, это - цена, расплата,
Та, что отверг когда-то ваш отец.

Нолдор, цепи сброшены -
Что ж вы медлите? Леера
корды
были сожжены -
С нами теперь смерть.
Нолдор, это крошево -
Лёд Пророчества Севера.
Гордо
жребий брошенный
Втоптан в его твердь.

Мой лорд, это не свет короны,
Это глаза - бездонны, ярче камня на щите твоём.
Мой лорд, за обагрённой птицей,
Больше не пряча лица... Идём!

Нолдор, этой битве
Не стать последнею: проклятый
Моргот своей молитвою
Запер себя в грот.
Правда, что эти стены
Не взять орудием гнева, но
Варда, моя королева,
Прости, я иду вперёд.

Мой Дом - рыцари Вечной Стражи.
Смысл уже не важен, важен исход...
Излом знамени в гранях ветра
Плавит твой взгляд из света, мой лорд.


П.С. Прошу прощения у автора за свою версию орфографии и пунктуации:).
Леера корды - морской термин, что-то вроде канатов, крепящих корабли к причалам.

Перейти к оригинальной статье

Пракино.

Пока вы не начали, праанжелика потом будет тоже, обещаю. А пока пракино, лады?
Я решила устроить себе отпуск, валяюсь на диване, качаю по три фильма в день, смотрю и счастлива. Хорошие фильмы оставляю и показываю Стоечке, плохие стираю. Но есть одна категория фильмов, которые Стоечко не любит, а я обожаю почти как брютик. Это фильмы ужасов. Но не все. Про ожившие трупы в зеленой слизи противно, про Джейсонов и Крюгеров не страшно, а про Оменов и других трудных подростков – скучно аж до зубной боли. Годится только про вирусы, про Чужих и про больших голодных акул. Особенно последние. Люди с нежностью хранят воспоминания о своей первой любви, а я тоже человек, что бы там кто ни думал, и моей первой любовью были спилберговские «Челюсти». Посему я быстренько скачала все имеющиеся фильмы про акул в количестве полутора десятков. Один из них поразил меня в самое естество, почти как Жоффрей Праанжелику в самой первой части. Не могу молчать, хочу поделиться:
«Бешеные акулы», США, Болгария, 2005 год.


По бескрайнему космосу летит космический кораблик, похожий на кассету от бритвы Gillette Venus Vibrance. В кораблике сидят два инопланетных дяденьки (или тетеньки, не поручусь) и с любовью смотрят на здоровенную светящуюся оранжевую хуйню с надписью «Ющенко – так!». В это время в космический кораблик врезается другой (подозрительно похожий на бритву «Нева»), и они оба взрываются громко. В вакууме не слышно? Ну, извините. Кораблики рассыпаются прямо в пыль, а оранжевая хуйня на опасной скорости приближается к Земле.

Титры, тревожная музыка, бескрайние морские просторы, внизу экрана появляется надпись: «Бермудский треугольник».
Камера наплывает на небольшое судно и заглядывает в рубку. Седой капитан отрывает от мужественных бровей бинокль и молвит: «Не нравится мне все это».
- Да-да, - кивает седой штурман.
- Очень не нравится, - поджимает губы капитан.
- Мне тоже, - вздыхает штурман.
- Ты знаешь, где мы? – спрашивает капитан.
- Где? – интересуется штурман.
Я ерзаю на подушках, мне становится интересно и радостно.
- В Бермудском треугольнике, - добивает капитан.
- Ах, - говорит штурман. – какая досада. Здесь пропало много кораблей.
- Да, немало, - кривится капитан.
Я закуриваю. Забегая вперед – через десять минут выяснится, что капитан и штурман тусуются здесь на якоре уже не первый месяц, что только добавляет весомости первой сцене фильма.

Бескрайние подводные просторы. На дне стоит жестяная коробка, отдаленно похожая на здание штаб-квартиры ООН. Внизу экрана появляется надпись: «Подводная лаборатория «Ошома». Камера заглядывает в иллюминатор и въезжает в просторное помещение с компьютерами. За одним из них сидит умопомрачительная брюнетка с сиськами и отчаянно лупит наманикюренным указательным пальчиком по клавише «Enter».
- Джессика, как твои исследования? – спрашивает худощавый юноша с таким мужественным подбородком, что мы сразу понимаем – перед нами Главный Герой.
- Тут какие-то сильные электромагнитные колебания, - озабоченно говорит Джессика, нажав на «Enter» еще разок для верности.
- Не волнуйся, милый, сейчас разберемся, - говорит вынырнувшая из-за другого компьютера умопомрачительная блондинка.
- Спасибо, любимая, - отвечает Главный Герой, и опытный зритель догадывается, что целибат на станции не в ходу.
- Эй, парни, - говорит Любимая.
Из-за еще двух компьютеров появляются еще два парня.
- Ась? – говорят парни.
- Ну-ка сплавайте и позырьте, откуда у нас второй месяц сильные электромагнитные колебания, - приказывает Любимая, и опытный зритель понимает, что мозг на станции не в ходу тоже.
- А я съезжу в город за презиками, - подмигивает Главный Герой, садится в маленькую желтенькую (не вру!) подводную лодку и растворяется в темной воде.

Крупный план – огромная оранжевая хуйня на дне начинает светиться. Крупный план – стая акул, которые плыли-плыли, а потом развернулись и айда в обратную сторону.

Парни в аквалангах рыщут вокруг станции и ищут сильные электромагнитные колебания.

Брюнетка лупит по клавише «Enter» и кричит: «Эй, парни, тут на экране какие-то красные точки, которые плывут к вам, валите оттуда». Опытный зритель радостно понимает, что парни свалить не успеют. Следующие три минуты опытный зритель радуется, что угадал.

- Ой, - говорит брюнетка, - хнык.
- Надо же, - поражается Любимая, - акулы ведут себя как-то странно.
Из комнатушки со стеклянными стенами появляется лохматый парень в очках и с микроскопом в левой руке. «Ученый», - с уважением думает опытный зритель.
- Мы потеряли Дона и Джека, - говорит любимая.
- Надо же, - поражается ученый, - акулы ведут себя как-то странно.
- Ты, - строго спрашивает любимая, - уже выяснил, что это за такие оранжевые кристаллы притащили наши сети намедни?
- Нет, - уныло отвечает ученый, - я ничего подобного прежде не видел. Пойду, поставлю пару опытов.
Любимая кивает, опытный зритель проникается уважением к труду.

Общий план, бескрайние морские просторы, морское судно из сцены 1. Камера наезжает на борт и показывает, что с борта в море уходит гофрированный шланг, вроде слива под раковиной. Камера ныряет за шлангом и зритель радостно видит, что шланг тянется от кораблика аж до подводной станции.
Крупный план. Акула перекусывает шланг.
Подводная станция – сирена, мигают красные огни, в длинных коридорах рвутся трубы, из них вылетает пар.
- О боже, - кричит брюнетка, зажав клавишу «Enter», - у нас вышли из строя система жизнеобеспечения, генератор, вентиляция и заканчивается кислород. О боже, и связи нет.
Опытный зритель понимает, что в гофрированном шланге было что-то важное.

Рубка кораблика из сцены 1. Седой капитан, озабоченно:
- Мы потеряли связь с «Ошомой», Майкл, сплавай и позырь, чо за хня?
Опытный зритель понимает, что Майкл не доплывет, и снова оказывается прав.

Рубка чего-то внушительного. Поджарый капитан с суровым, но добрым, лицом говорит Главному Герою:
- Не ссать, доктор, мы спасем вашу жену.

Общий план – здоровенная атомная подводная лодка подгружается в воду. Опытный зритель не верит своим глазам.
Снова рубка.
- Да-да, - говорит поджарый капитан, -мы всех спасем, мы же лучшая атомная подлодка ВМФ США.
Опытный зритель шарит руками в поисках белого флага.
- Спасибо, капитан, - кивает Главный герой и делает лицом страдание.
- Доктор, - к Главному Герою подходит дяденька с мужественным, но мерзким лицом, - я представитель Торгового флота, и если это вы накосячили с безопасностью на вашей станции, то вас будут судить.
- Бе-бе-бе, - говорит Главный Герой и сплевывает.

Станция «Ошома». Все мерзнут и одновременно потеют. Какой-то дяденька заламывает руки и орет: «мы все тут погибнем». Любимая ласково успокаивает его словами «заткнись, мудила, ты ведешь себя хуже бабы». Опытный зритель понимает, что Любимая имеет пи-эйч-ди по психологии катастроф.

Рубка подлодки.
- Мы приближаемся к «Ошоме», - говорит капитан Главному Герою, - только это… у нас нет никаких подводных плавсредств.
«А чо приплыли тогда?», - орет зритель, но это не тот фильм, где все по полочкам. Тут думать надо.

- Говновопрос, - говорит Главный Герой, - в акваланге поплыву.
- И я с вами, и я! - кричит дяденька из Торгового флота.
Капитан и Главный Герой так синхронно пожимают плечами, что опытный зритель понимает – одним дублем дело не обошлось.

Станция «Ошома». Дяденька, который психовал, тырит последнюю желтенькую подводную лодку из комплектации станции и валит. Большая оранжевая хуйня на дне начинает светиться. Акулы нападают на лодочку и лопают ее без майонеза.
- Акулы ведут себя как-то странно, - снова говорит Любимая, и опытный зритель понимает, что уже любит ее тоже.

Главный герой и дяденька из торгового флота надевают акваланги и выходят из атомной подлодки в тот шлюз, который, видимо, для променада.
- Родная, я иду! – говорит Главный Герой.
- Скорее, о мой тигрик, - отвечает в рацию Любимая.
Опытный зритель хочет спросить, откуда взялась связь, если ее не было, и никто не пытался настроить, но почему-то молчит.

Большая оранжевая хуйня на дне привычно начинает светиться. Стая акул в количестве пяти десятков особей окружают Героя и дяденьку из торгового флота.
- Капитан, - орет в рацию Любимая, - акулы ведут себя как-то странно, долбаните по ним торпедой.
- Дитя мое, - вздыхает капитан, - у меня минимальный заряд в полмегатонны.
- Но это же его единственный шанс, - рыдает Любимая.
- Ну ладно, - говорит капитан, - готовим торпеду.

Общий план. Над бескрайней морской гладью вздымается фонтан брызг.
- Спасибо, кэп, все нормуль, - отчитывается Главный Герой.

Станция «Ошома», Главный Герой и Любимая целуются, поочередно спрашивая друг друга «ар ю окей?».
Из комнаты со стеклянными стенами выскакивает Ученый и кричит: «Я все понял, эти оранжевые кристаллы – сухое топливо, причем инопланетное».
Дяденька из Торгового флота достает АКМ и проводит очередью по компьютерам.
- Как ты спрятал в акваланге автомат, сука? – орет опытный зритель, но его брезгливо игнорируют.
- Ты чо бузишь? - удивляется Главный Герой, разглядывая трупы коллег.
- Я секретный военный агент, - лыбится дяденька-оказывается-не-из-Торгового-флота. – Тут большой военный секрет, а вы придурки со своей станцией нам мешаете.

Главный Герой и Любимая убегают, а Секретный Агент хватает последнего выжившего – брюнетку и говорит странную фразу: «Ты будешь моим пропуском наверх».
Брюнетка в ауте. Зритель в ауте. Секретный агент тоже не понял, что имел в виду, поэтому немедленно выкидывает брюнетку в шлюз. Шлюз постепенно заливает водой, брюнетка ищет слабеющими пальцами клавишу «Enter», затемнение.

Следующие пять минут Главный Герой, Любимая и Секретный Агент бегают по разваливающейся станции и бьют друг другу табло с переменным успехом. Потом хорошие побеждают, падают подле иллюминатора, целуются, прощаются и клянутся, что в следующей жизни непременно будут вместе.

Рубка подводной лодки.
- Капитан, - говорит подводный матрос, - они погибли, надо ехать.
- Да-да, - всхлипывает капитан, - полный вперед, угол двадцать градусов.

Станция «Ошома». В иллюминаторе появляется яркий оранжевый свет. На дно возле станции опускается огромная кассета от бритвы Gillette Venus Vibrance. Из кассеты выходят инопланетные дяденьки (ну, или тетеньки, отцепитесь), поднимают оранжевую хуйню и гладят ее нежно.
Крупный план – охуевшие глаза Главного Героя. «Как же я тебя понимаю», - говорит Герою опытный зритель.

Рубка подводной лодки.
- Тихо, - говорит капитан, - кто-то стучит в борт.
Опытный зритель представляет себе размеры подводной лодки, скорость подводной лодки, ядерный реактор подводной лодки, обшивку подводной лодки и тихо скулит от восторга.
- Открыть шлюз, который для променада, - приказывает капитан.
В шлюз вваливается Главный Герой, таща на себе Любимую (тут фанфары) без акваланга.
- Очнись, Любимая! – кричит Главный Герой и отчаянно лупит ее по щщам.
Любимая делает «Кхе-кхе», выплевывает воду, открывает глаза и улыбается.
По щеке капитана скатывается скупая умиленная слеза.

Бескрайняя морская гладь, затемнение, титры.
На фоне титров мы слышим тревожную музыку и сдавленный стон. Это кончает опытный зритель.


Перейти к оригинальной статье

Снос Храма

5-1 001.jpg

5-1 005.jpg

5-1 017.jpg
Стали читать Акафист - ковш сломался

5-1 002.jpg

5-1 003.jpg

5-1 004.jpg
Автобус УВД ЮЗАО уехал, а охранники какого-то ЧОпА ОСТАЛИСЬ

5-1 006.jpg

5-1 007.jpg

5-1 008.jpg
молебен

5-1 009.jpg

5-1 010.jpg

5-1 011.jpg

5-1 012.jpg

5-1 013.jpg

5-1 014.jpg

5-1 015.jpg

5-1 016.jpg

5-1 018.jpg

5-1 019.jpg

5-1 020.jpg
дьякон ХХС Николай


Перейти к оригинальной статье